Новини Росії (2017 р.)

НЬЮ-ЙОРК — 

Когда Татьяна Колодзей и ее дочь Наталья обсуждали идею этой выставки, то сошлись в главном: необходимо показать переломный период в творчестве Эдуарда Гороховского. Он произошел в конце 60-х – начале 70-х годов, когда художник отказался от традиционного реалистического видения и стал активно и плодотворно экспериментировать с фотографией и геометрическими фигурами.

Именно новаторская графика того периода, когда художник перебрался в Москву из Новосибирска, большей частью представлена на выставке «Эдуард Гороховский: из Сибири в Москву» (Eduard Gorokhovsky: From Siberia to Moscow). Организованная арт-фондом Колодзей (The Kolodzei Art Foundation), она открылась в Институте Гарримана Колумбийского университета, одном из главных академических центров в США по изучению России и бывшего Советского Союза. Выставка закроется 30 марта.

Искушение авангардом

«Я познакомилась с Эдуардом Гороховским в 1974 году, – рассказала в интервью «Голосу Америки» Татьяна Колодзей. – Незадолго до этого он переехал в Москву. Он тогда женился на Нине. У него от первого брака остался сын Евгений Гороховский, тоже замечательный художник. В Москве у Нины он и на первое время поселился. Помню, были сложности с пропиской. Потом они уже купили квартиру. Эдуард с Ниной уже не расставались, вместе уехали за границу, вместе были вплоть до его смерти в 2004 году».

Наталья и Татьяна Колодзей на вернисаже. Photo: Oleg Sulkin

Эдуард Гороховский родился в 1929 году в Виннице (Украина). В 1954 году окончил инженерно-строительный институт в Одессе по специальности «архитектор». Его первая выставка состоялась в Новосибирске в 1967 году. В 1973 году переехал в Москву. С 1991 года жил и работал в городе Оффенбах-ам-Майн (Германия). Участововал в десятках выставок в России, Европе и США. Его картины и графические работы хранятся в крупнейших музеях мира.

Блистальную плеяду непризнанных, «неофициальных» советских художников 60-70-х годов стали называть «нонконформистами». Власти признавали и давали ход только последователям «социалистического реализма», любое отклонение от которого считали ересью.

Э.Гороховский. «Мясо». 1965. Акварель на бумаге. Courtesy: Kolodzei Art Foundation

Как вспоминал позднее художник, живя в 50-е годы в Новосибирске, он встретил людей, которые познакомили его с миром искусства. Он увидел репродукции работ импрессионистов, экспрессионистов, кубистов и мастеров русского авангарда. Гороховский считал, что очень многим обязан замечательному художнику и своему учителю Николаю Грицюку. Он писал пейзажи, городские зарисовки. На выставке представлены несколько его ранних работ, подкупающих несколько наивной искренностью. Вот рабочий в кепке, с фингалом под глазом и папиросиной в зубах – явно после пьяной разборки. А вот акварель «Мясо» – в условиях тогдашнего жестокого дефицита мясное изобилие воспринималось как мечта, как безудержная фантазия.

Единство места и идей

В Москве Гороховский окунулся в жизнь «нонконформистов», в первую очередь, завязал дружбу с художниками группы «Сретенского бульвара». Среди самых известных творцов этого круга – Илья Кабаков, Эрик Булатов, Юло Соостер, Олег Васильев, Владимир Янкилевский, Виктор Пивоваров и другие. Примыкал к «сретенцам» и скульптор Эрнст Неизвестный. Этих художников самых разных взглядов и направлений объединяло «единство места» – мастерские ряда из них располагались именно в этом старинном районе Москвы. И не только это, конечно, но и убеждение в необходимости отстаивать свободу творчества.

Колодзей уточняет, что Гороховский жил тогда не на Сретенском бульваре, а недалеко от метро «Речной вокзал», где они с Ниной купили кооперативную квартиру в доме, где жили и другие художники, например, Иван Чуйков. Уехав в Германию, они сохранили эту квартиру, в которой останавливались, бывая наездами в Москве.

«Приехавший в 1974 году в Москву крупный американский меценат и собиратель Нортон Додж попросил меня помочь ему завязать контакты с непризнанными художниками, – рассказала Татьяна Колодзей. – Он хотел купить их работы. Я очень рада, что в числе примерно тридцати художников познакомила Доджа с Гороховским, у которого он тогда купил несколько офортов». Свою богатейшую коллекцию советского нонконформизма Нортон Додж в 1995 году подарил университету Ратгерс (Нью-Джерси), где она положена в основу собрания музея Зиммерли.

Исторический снимок

«Гороховский один из первых стал работать с фотографическими образами, – отметила далее Татьяна Колодзей. – Он очень любил старые фотографии, совмещал их с текстами, силуэтами, другими фотоснимками и геометрическими фигурами. Любил сопоставлять несопоставимое. Ему была интересна серийность как принцип создания художественного образа. Многие его работы наполнены историзмом, дыханием времени. Часто они передают драму исчезновения личности в тоталитарном обществе и распад семейных связей в жестоком хаосе послереволюционной жизни. Гороховский всегда очень интенсивно работал, вдохновение его не оставляло. Как и многие его коллеги-нонконформисты, жившие фактически впроголодь, он вынужден был зарабатывать на жизнь иллюстрированием книг и журналов. Как художник он оформил более ста книг, и его рисунки свидетельствуют о блестящем таланте иллюстратора».

На одной из работ, «Группа А. Группа Б», выставленной в Институте Гарримана, совмещены две фотографии. Одна – дореволюционная семейная фотография, очевидно, анонимная, по крайней мере, кто на ней изображен, неизвестно. А вот на другой в мастерской Ильи Кабакова запечатлены художники-«сретенцы», причем многие из них сегодня считаются классиками русского нонконформизма. В верхнем ряду слева направо – Эдуард Гороховский, Франциско Инфанте, Эрик Булатов, Олег Васильев, Виктор Пивоваров, а в нижнем - Эдуард Штейнберг, Иван Чуйков, Борис Жутовский, Владимир Янкилевский, Илья Кабаков.

Э.Гороховский. Портрет. 1977. Офорт, бронза/ (справа) Группа А. Группа Б. 1982. Шелкография. Courtesy: Kolodzei Art Foundation

«Это исторический снимок, – считает Колодзей. – Они еще молоды, еще неизвестны, еще вместе. Они все потом разъехались по свету, кто в Германию, кто во Францию, кто в Америку. Многих, увы, уже нет в живых».

«Мы тесно общались, – заметила она, – и Гороховский меня восхищал интеллигентностью высшей пробы. Когда я делала в 1988 году выставку в Брюсселе «От Ленина до Горбачева», то он тогда впервые с этой выставкой выехал за границу. В отличие от ряда других знакомых мне художников, в которых богемность порой зашкаливала, всегда был корректнен, выдержан, скромен».

Некоммерческий арт-фонд Колодзей (The Kolodzei Art Foundation) был организован в 1991 году. Эта одна из крупнейших в мире частных коллекций состоит из более семи тысяч работ примерно трехсот художников России и бывшего Советского Союза. Произведения хранятся как в США, так и в России. Фонд организует выставки и культурные обмены с музеями и галереями в США, России и других странах и публикует книги и каталоги по русскому искусству.

Олег Сулькин
Журналист, кинокритик, корреспондент Русской службы «Голоса Америки» в Нью-Йорке.
Подписка