Новини Росії (2019 р.)

Как попасть в ряды российской политической элиты

В России прошли самые скандальные выборы за последние годы. Отказ в регистрации независимых кандидатов в депутаты Мосгордумы стал причиной многотысячных митингов протеста, с жестокими задержаниями и уголовными процессами. Политологи уверены, что причина тому – новая кадровая политика Кремля. Власти решили обезопасить себя после болезненно воспринятой пенсионной реформы.

Если еще три года назад на победу оппозиционных кандидатов смотрели сквозь пальцы, то теперь федеральный центр тщательно отсеивает всех «чужаков». В результате, из 19 кандидатов в Мосгордуму от несистемной оппозиции в бюллетени попали единицы.

В России попасть во власть можно двумя способами: получив назначение или выиграв выборы. Мэра в большинстве городов назначает городской совет или его аналоги. Граждане выбирают депутатов региональных парламентов и Госдумы, губернаторов и президента.

Депутаты Госдумы

Государственная Дума, пожалуй, – самый прозрачный карьерный лифт для политика в России. Если вынести за скобки претензии к честности выборов, остаются только партии, кандидаты и политтехнологии. Никаких «рекомендаций» президента, никаких конкурсных комиссий. Только галочки напротив фамилий. Для целеустремленного политика стать депутатом Госдумы – задача непростая, но выполнимая.

Каждые выборы значительно обновляют состав нижней палаты. В 2016 новички заняли 48% мест в здании на Охотном ряду. Этому способствовал возврат к смешанной избирательной системе, когда половина кандидатов проходит по партийным спискам, а другая – по одномандатным округам. Наибольшей ротации подверглась «Единая Россия», как самая многочисленная фракция. Другие партии обновлялись осторожнее.

«В седьмом созыве усилилось представительство людей из регионов, – говорит вице-президент Центра Политических Технологий Ростислав Туровский. – В Думе стало больше депутатов из местных парламентов, возникла депутатская вертикаль. Пришли и региональные бизнесмены. За их счет обновились фракции “Единой России” и частично “Справедливой России”, которая является второй партией для местных элит».

Чрезмерное обновление несет свои риски, убежден политолог Кирилл Коктыш: «Если свежей крови слишком много, может теряться управляемость. Это сейчас видно на примере украинской партии “Слуга народа” Зеленского. Туда пришли люди, не имеющие опыта политической работы и не социализированные в партийном смысле. В России это произошло на примере “Яблока”. В парламенте она дважды набирала больше мест, чем нужно, и сталкивалась с потерей фракционной управляемости».

Мэры

До недавнего времени, каждый город сам выбирал себе мэра. Но с 2014 года от этой практики стали уходить. Сейчас на большинстве территорий мэра назначают через конкурсную комиссию. Прямые выборы сохранились точечно. К слову, отдать свой голос за потенциального мэра могут жители Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя, но это города федерального значения, где мэр приравнивается к губернатору.

Как показывают исследования, отмена прямых выборов нанесла урон общему уровню градоначальников. Этим летом Комитет гражданских инициатив подвел итоги проекта «Особенности ротации корпуса мэров в современной России». Политологи сравнили среднего современного мэра с его коллегой образца 2008 года, избранного горожанами. Мэр-2019 уступил мэру-2008 в образовании: число градоначальников с ученой степенью в 2019 году заметно сократилось.

Если раньше мэры приходили из бизнеса и парламентов, то теперь поднимаются из органов государственной власти и местного самоуправления. Авторы исследования утверждают, что сильные кандидаты даже не пытаются участвовать в выборах, опасаясь проблем с законом.

Губернаторы

В 2012 году президент Дмитрий Медведев, уходя в отставку, вернул регионам прямые выборы губернаторов. Впрочем, совсем уж «прямыми» их не назовешь. Как правило, новый губернатор занимает свое место еще до выборов. Предыдущий глава уходит в отставку по собственному желанию (или, в критических ситуациях, по решению президента). На его место Владимир Путин назначает временно исполняющего обязанности – при телекамерах, давая напутственное слово. Это намек Кремля гражданам: вот кто должен стать следующим главой региона. На последних выборах в шестнадцати регионах России на губернаторское кресло претендовали 13 врио.

«Чаще всего, на выборах губернаторов население просто утверждает фигуру, предложенную Кремлем, – говорит Александр Пожалов, директор по исследованиям ИСЭПИ. – В конкуренты им даже парламентские партии выдвигают кандидатов, которых не рассматривают как потенциальную угрозу исполнительной власти. Выборы-2019 отличаются тем, что системная оппозиция практически нигде не выставила сильных оппонентов. Реальной конкуренции там нет.

За последние годы требования к будущим губернаторам изменились. Сразу после возвращения прямых выборов губернаторов в 2012 году, продвигали местных политиков: спикеров заксобраний, бывших мэров или тех, кто в прошлом сам проходил через выборы. В последние годы тренд сменился в пользу технократов. Это молодые люди 40-45 лет, никак не связанные с регионом назначения. Они приезжают со своей командой и рассматривают губернаторское кресло как трамплин роста на федеральном уровне. Как правило, это не публичные политики, а специалисты по привлечению инвестиций и сопровождению федеральных проектов: замминистры, топ-менеджеры в крупных госкорпорациях или федеральных бизнес-группах».

«По сути, губернаторы-технократы представляют интересы федерального центра в регионе. – продолжает Александр Пожалов. – Они сопровождают крупные госпроекты и привлекают в регион отечественных и иностранных инвесторов. Вторая их задача – равноудаление местных элитных групп от бюджета. А для этого важно, чтобы они не были связаны с региональными силами».

Впрочем, иногда борьба с местной элитой плохо оборачивается для самого врио. В результате такого конфликта в 2015 году врио губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко проиграл выборы оппозиционному кандидату. К тому моменту Ерощенко отбыл один срок на посту губернатора, сменил сам себя в качестве врио и получил публичное благословение президента перед следующими выборами.

По словам местного политолога Сергея Шмидта, Ерощенко наступил на интересы регионального строительного бизнеса в пользу аффилированных с ним самим фирм. В ответ предприниматели Александр Битаров и Алексей Красноштанов вложились в кампанию главного оппонента Ерощенко – коммуниста Сергея Левченко, давнего депутата Госдумы.

«Была очень активная, деструктивная кампания, критиковавшая Ерощенко, – вспоминает Сергей Шмидт. – Не исключено, что федеральный центр дозволил эту конкуренцию. У нас такая система сигналов. Если администрация президента категорически против, она сообщит, и с ней не станут связываться. А раз промолчала – значит, не возражает. Никакого противодействия наши строительные “бароны” не встретили. Возможно, у Ерощенко были противники и на федеральном уровне».

В первом туре Ерощенко не хватило полпроцента для победы, во втором выиграл Левченко. Внезапная победа альтернативного кандидата не принесла Иркутской области особых прорывов, замечает Сергей Шмидт: «Прекрасно понимая свою случайность на этом месте, такие губернаторы стараются лишних движений не совершать и выбирают модель буддийского недеяния. Никаких особых проектов развития, реализации крупных стратегических замыслов – ничего такого не происходит. Просто инерционное управление, кода человек боится оказаться объектом пристального внимания силовых структур».

Кремль озадачился подготовкой нового поколения управленцев. В 2017 году в РАНХиГС открылась так называемая «школа губернаторов». В ней обучают кадровый резерв Кремля: тех, кому прочат высокие посты. Поступить сюда «с улицы» невозможно: списки студентов утверждаются на высшем уровне, а оплачиваются курсы из бюджета. Этим летом в школу пришел уже третий набор – около 70 человек. По данным РБК, среди них - заместители генпрокурора Андрей Кикоть и Дмитрий Демешин, врио главы Калмыкии Бату Хасиков и врио губернатора Забайкальского края Александр Осипов, а также сенатор Ростислав Гольдштейн и депутаты Госдумы Михаил Дегтярев и Ольга Епифанова.

Будущих губернаторов обучают менеджменту и ораторскому мастерству, а заодно проводят экстремальные тренинги: студенты прыгают с парашютом, участвуют в лодочных гонках и ложатся под БТР. Выпускники первого набора уже заняли губернаторские места в Орловской, Нижегородской, Ивановской, Самарской, Омской и Новосибирской областях.